суббота, 25 июня 2011 г.

"Беззастенчивая карта" в колоде авангарда



«Эта беззастенчивая карта... напоминает скорее лечебницу для душевнобольных, чем выставку художественных произведений» – так газеты начала ХХ века определили открытую художником Михаилом Ларионовым и его соратниками выставку под названием «Бубновый валет». Сегодня полотна бунтарей от живописи стали культовыми, и в Ростовском областном музее краеведения открылась экспозиция «Классики русского авангарда», посвященная столетию самого знаменитого объединения авангардного движения России.
Фрагмент афиши первой выставки объединения "Бубновый валет"
Воля к новому
Этот масштабный выставочный проект стал возможным благодаря сотрудничеству с Таганрогским художественным музеем, предоставившим уникальные полотна авангардистов из своей коллекции и еще раз подтвердившим статус лучшего художественного музея юга России. Заместитель директора Ростовского музея краеведения Ольга Васильевна Литвиненко заметила, что гордится тем, что может принять эту выставку у себя, и что оба островка культуры связывают крепкие узы не только профессиональные, но и дружеские.
По словам директора таганрогского музея Тамары Федоровны Пугач, впервые в рамках одного выставочного проекта охватываются все прошедшие этапы знаменитого направления, от собственно «бубновалетцев» (Владимир Бурлюк, Петр Кончаловский, Аристарх Лентулов, Роберт Фальк) через эпоху «коллективной мечты» (Александр Осмеркин, Александр Лабас, Юрий Пименов, Георгий Нисский) к художникам-авангардистам русского зарубежья (Вячеслав Илачинский). 
Александр Куприн. Натюрморт с белой садовой вазой и фиолетовой папкой, 1921. Из коллекции Таганрогского художественного музея
Как отмечают искусствоведы, всех участников объединения «Бубновый валет» главным образом отличала общая воля к «новому искусству» и неприязнь к консервативным традициям. Художественный облик «Бубнового валета» в основном определяли живописцы, считавшие себя последователями Поля Сезанна, в картинах которого их привлекала глубинная энергия цвета и пространства. Наиболее характерные из них стремились выявить первозданную «вещность» мира, подчеркивая пластические, фактурные свойства цвета, момент красочной лепки форм. Материальная и как бы «плотская» стихия их произведений иной раз не исключала и острого психологизма.

Будь ярче!
Открытие выставки несколько затянулось – целых полтора часа вместо предполагаемого часа. Под конец особенно долго выступал один хороший дедушка, но то ли диктофон фонил, то ли дикция была несовершенна – разобрать что-то членораздельное в этом словесном потоке было почти невозможно. Зато ребята из Архитектурного института (ИАрхИ ЮФУ) сделали праздник запоминающимся и ярким. Одни из них встречали гостей в полной боевой раскраске, а-ля боди-арт в авангардном стиле, другие рисовали портреты всех желающих. Добавлял живости действу Иван Мельник, поэт из Таганрога, который декламировал стихи Владимира Маяковского и свои собственные. И пусть пятна краски, смешиваясь на коже, порой превращали рисунок в «кули-мули», зато цвета были яркими, лица счастливыми, и эта необузданность и хаотичность привлекали и радовали. Идейным вдохновителем хэппенинга была Ольга Павловна Медведева, преподаватель Архитектурного института. 
Ведущая робко предложила проголосовать собравшимся за лучшую модель, но ее никто не поддержал. Что ж, мы со своей стороны все же хотим отдать свой голос, и самой-самой считаем девушку Тину Петровскую, раскрашенную с ног до головы и в конце шоу перевернувшую себе на голову ведро с разведенной краской. Считаем так не только потому, что Тина обладает прекрасными внешними данными – именно она создавала и поддерживала атмосферу всей этой «бесиловки», пытаясь сделать жизнь яркой не только на теле, но и на деле. У некоторых барышень, например, были аккуратно раскрашены только лица, но этот компромисс не смотрелся, потому что не чувствовалось ни самоотдачи, ни эпатажа, который, по словам участников, был целью события. Это как если б Маяковский в стихотворении «Вам!» написал не «Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду!», а «Я предпочту угощать безалкогольными напитками девушек легкого поведения в учреждении общепита». Мне вспомнилась моя любимая модель Верушка, которая делала сногсшибательные проекты и воспринимала свое тело как материал для творчества, только и всего.

Привет с орбиты
Остается сказать еще об одном маленьком, но органично вписавшимся в экспозицию «экспонате», предоставленном молодыми художницами из Таганрога Викторией Барвенко и Светланой Песецкой (арт-группа «Белка и Стрелка»). Странные серебристые существа, похожие одновременно на собачек-космонавток или инопланетян в шапке-ушанке, оказались авторскими костюмами, в которых девушки впервые появились с перформансом «НА шествие» на Дне Города в Таганроге. Художницы обратили внимание на то, что на подобные гулянья народ обычно одевает «все лучшее разу», вот и приготовили себе костюмчики в духе enfant terrible французской моды, эксцентричного постмодернистского дизайнера и модельера Жан-Поля Готье – памятуя о его костюмах с конусами для поп-дивы Мадонны. Вике и Свете хотелось показать в утрированной форме всю красоту и блеск своего сияния, в костюмах было много серебра, конусов, стильные очечки, позже костюмы были доработаны красным и синим скотчем.
"Белка и Стрелка" - костюмы а-ля Готье
На выставку «Классики русского авангарда» «Белку и Стрелку» пригласила сотрудник Таганрогского художественного музея куратор Людмила Александровна Казакова, и звездные подружки, помимо костюмов, сделали еще три растяжки с лозунгами вроде «Время, вперед!» – черную, белую и красную, которые разнообразили музейное пространство. «В свое время «Бубновый валет» делал акции для посетителей, и им это было непонятно, – рассказывает Светлана Песецкая. – Когда мы впервые вышли в своих костюмах, получили то же изумление от публики. И неважно, что прошло сто лет, народ до сих пор почему-то удивляется смелым художественным жестам – хотя двадцать первый век на дворе». А Виктория Барвенко добавила, что перформанс «НА шествие», как и выставка инсталляций художниц «Город у моря», является продолжением поиска нетрадиционных выставочных пространств в городской среде: «Очевидно, что нелегальное положение современного искусства в провинции усугубляется отсутствием кадров, профессиональной среды и контекста, так что его всегда приходится оправдывать и защищать, отстаивать его право на существование. Нам был важен как раз таки исследовательский импульс художников относительно нового типа публичного пространства. С одной стороны, арт-сообщество «размыкается» навстречу зрителю, с другой стороны, зритель удовлетворяет свои познавательные и коммуникативные потребности. Перформативность жеста «НА шествие» заключается в неслучайном моделировании «футуристической» ситуации с использованием элементов образного языка Готье. Тема моды – поле битвы со стереотипами. Язык – универсальность материалов городской среды, понятен практически каждому городскому жителю».

На выставке «Классики русского авангарда» в Ростове «Белка и Стрелка» в своих костюмах не шествовали, посчитав, что повторять самих себя – не comme il faut. Зато костюмчики подписали: «Творец данного шедевра уже ушел, отрекшись от творенья». Этот «шедевр», как и все остальные, можно увидеть в музее краеведения до конца августа.

Наталья СЛОВАЕВА
Фото автора

пятница, 10 июня 2011 г.

Синемагия Жоржа Мельеса

Стоящий у истоков кинематографа, Жорж Мельес был одновременно автором и режиссером, художником и актером, механиком и сценаристом, хореографом, декоратором и прокатчиком своих выразительных картин. Его считают не только изобретателем первых трюковых эффектов в кино, но и родоначальником многих кинематографических жанров. Именно у Мельеса кинематограф впервые стал игровым и зрелищным. Потомки этого выдающегося человека, мага и мечтателя, посетили Ростов-на-Дону с киноконцертом.


«Человек-оркестр»
До того, как начать заниматься кино, Жорж Мельес двадцать лет был профессиональным фокусником. А потом, побывав на первом показе братьев Люмьер в Париже в 1895 году, был настолько впечатлен, что попытался выкупить у них киноаппарат. Люмьер отказали, не пожелав делиться с кем-то выручкой от своего изобретения, но Мельес проявил упорство и достал съемочную камеру в Англии.
За шестнадцать лет своей деятельности Жорж Мельес снял пятьсот двадцать фильмов. Некоторые открытия этот Петр Первый от кино сделал по закону случайности. Так, однажды во время съемок уличной сценки в Париже он нашел свой первый трюк: «Однажды, когда я снимал площадь Оперы, задержка в аппарате (весьма примитивном, в котором пленка часто рвалась или зацеплялась и застревала) произвела неожиданный эффект. Понадобилась минута, чтобы освободить пленку и вновь пустить в ход аппарат. За эту минуту прохожие, экипажи, омнибусы изменили свои места. Когда я стал проецировать ленту, в том месте, где произошел разрыв, я увидел, как омнибус Мадлен- Бастилия превратился в похоронные дроги, а мужчины — в женщин... Два дня спустя я уже снимал первые превращения мужчин в женщин и внезапные исчезновения, имевшие громадный успех». Помимо «стоп-камеры», Мельесом были открыты замедленная и ускоренная съемки, затемнения и наплывы, съемки на черном бархате и другие приемы.
Жорж Мельес. 1861 - 1938
В 1897 году маэстро построил на своей вилле в парижском предместье Монтрэ первую в мире киностудию, и вскоре она стала приносить ему огромный доход. В 1902 году вышел один из самых популярных его фильмов – «Путешествие на луну». Этот первый в мире научно-фантастический фильм, сочетающий причудливые эффекты и кинотрюки, сегодня признан ЮНЕСКО общечеловеческим достоянием.
Мельес был необычайно популярен – его ленты демонстрировались одновременно на экранах двух крупных театров Парижа: «Фоли-Бержер» и «Шатле». Однако слава, как известно, переменчива. Кинематограф выходил за рамки отснятого на пленку театра, режиссеры все чаще снимали на натуре, Мельес же продолжал работать в студии, и интерес к нему стал затухать. Великий кинематографист обанкротился.
В 1925 году киновед Жорж Садуль заметил в зале вокзала Монпарнас небольшой киоск, в котором продавались детские игрушки. По его воспоминаниям, продавец этого киоска, приветливо улыбавшийся человек с живыми глазами и бородкой клинышком, почти никогда не расставался с пальто и шляпой, боясь сквозняков. Этим продавцом оловянных солдатиков и дешевых леденцов был всеми забытый Жорж Мельес.
Но все же судьба была не так жестока к Мельесу, как могла бы. Редактор еженедельника «Сине-журналь» Леон Дрюо в 1928 году случайно открыл имя этого торговца. Его наградили орденом Почетного легиона, назначили скромную пенсию, и с 1932 года он жил в доме для престарелых членов общества взаимопомощи киноработников в Орли. А киноведы стали делить историю кино на два потока – от Люмьера и от Мельеса.
Потомки Жоржа Мельеса на пресс-конференции в Ростове-на-Дону. В центре - переводчик АльянсФрансез Наталья Павловская
«Фишки» Мельеса
В южную столицу приехали правнучка Жоржа Мельеса Мари-Элен Леэриссэй, «актриса тени», как она себя называет, и его праправнук Лоранс Леэриссэй, музыкант. Киноконцерт с их участием прошел в кинотеатре «Киномакс Дон» при поддержке языкового и культурного центра «АльянсФрансез». Мари-Элен рассказала ростовчанам о том, как после начала Первой мировой войны ее знаменитому родичу было негде хранить негативы, и он их сжег. После Второй мировой войны семья стала разыскивать негативы в частных коллекциях по всему миру. Поиски продолжаются по сей день, а из найденных работ были сформированы киноконцерты.

В Ростове гости из Франции показали шестую программу, которая называется «Классика №6». Программа включает шестнадцать фильмов, в том числе три цветных, раскрашенных вручную, кадр за кадром. Всего программ также порядка шестнадцати. Гастрольный график Мари-Элен и Лоранса очень плотный – после российского тура они отправляются на международный фестиваль кино в Одессе, а затем на кинофестиваль «Полнолуние» во Франции. Уже запланированы поездки в Ригу, Македонию, Сингапур, Минск, на Тайвань, в США.
Правнучка Жоржа Мельеса Мари-Элен Леэриссэй
Мы расспросили Мари-Элен о Жорже Мельесе и о ней самой.
– Каким человеком был Жорж Мельес по воспоминаниям близких?
– Помимо кино, в его жизни было две страсти: первая – рисование, и вторая – фокусы. Они имеют прямое отношение к трюкам, которые мы видим на экране. Конечно, у прадеда были свои фишки, как сейчас модно говорить. Жорж Мельес был очень пунктуальным человеком, всегда приходил вовремя, и по свидетельствам тех, кто его знал, был очень веселого нрава, всегда был активно чем-то занят. Но он также мог и разозлиться, и рассказывают, что у него было два сорта злости: белая и красная. Красная – это так, когда он просто сердился, а когда прадед «белел» от гнева, это было страшно.
– Расскажите о себе.
– Когда мне было двадцать лет, мой дед заставил меня выучить все тексты фильмов прадеда. Так я стала «актрисой тени», участвуя, но всегда оставаясь за кадром. Мне много раз предлагали сниматься в кино, но я отказывалась – меня больше интересовала техника, монтаж, то, как делают фильм.
– Каковы ваши предпочтения в современном кинематографе?
– Мы много путешествуем с тех пор, как создали этот киноконцерт, и, к сожалению, у меня сейчас не так много времени, чтобы ходить в кино. А вообще я фан большой классики, мой любимый режиссер Роман Полански. Среди великих звезд кино я люблю Симону Синьоре, люблю всех актеров, которые играли у Полански.
– Иметь в предках такого великого человека, как ваш прадед, это тяжело?
– Да, иногда это тяжелая ноша, груз. Представлять кого-то в течение всей своей жизни достаточно сложно. Лучшее, что можно сделать, – это говорить о его работах, показывать его работы, чем мы и занимаемся. Если бы у меня был замок, я бы показывала замок. Но у меня есть эта бесценная коллекция, и я показываю ее.


Мануфактура кино, а не киноиндустрия
Более ста лет мы мечтаем, сидя в темном кинозале… и Мари-Элен, сравнившая кино времен своего прадеда с мануфактурой, когда один человек делал все подручными средствами, просит поприветствовать аплодисментами всех операторов и киномехаников, которые помогают нам мечтать. Во времена Мельеса, напоминает мадам Леэриссэй, аппарат оператора стоял посреди зала, у него была ручка, ее крутили, и он очень шумел, а потому во Франции его называли кофемолкой. Был тапер, который сопровождал картинку звуком, играл на фортепиано. Иногда это был оркестр. А сегодня нам посчастливилось видеть в качестве тапера Лоранса, работающего в таких стилях, как джаз, классика и шансон. Чтоб сопровождать фильмы, он использует весь свой опыт музыканта, но это всякий раз импровизация. На заре кинематографа в зале был еще один человек, зазывала, приглашающий публику и комментирующий ленты, роль которого взяла на себя Мари-Элен.
Праправнук Жоржа Мельеса Лоранс Леэриссэй
Показ начинается картиной «Меломан» 1903 года, этим своеобразным взглядом на Англию. А вот «Живые карты», фильм, где режиссер играет роль фокусника. Вот первая в мире экранизация «Синей Бороды» с Мельесом в главной роли. А вот «Искушение святого Антония» 1898 года, фильм, запрещенный к показу в связи с фривольной трактовкой образа святого.
Знаменательная лента – «Коронация Эдуарда VII», фильм-реконструкция реальных событий. Королева Английская Виктория правила шестьдесят четыре года, и, конечно, коронация ее сына Эдуарда была значимым событием. Жорж Мельес просил разрешения снимать церемонию, но ему в этом было отказано. Да и в ту эпоху освещение в Вестминстерском соборе было недостаточным для съемки. За два месяца до коронации Жорж Мельес прибыл в Лондон, сделал наброски Вестминстерского собора, и расспросил организатора церемонии о деталях ее проведения. Вернувшись в свою студию в Монтрэ, этот настойчивый француз произвел реконструкцию всей церемонии будущей коронации. Церемония была назначена на 2 июня 1902 года, и фильм Мельеса был, конечно же, готов к этой дате. Однако коронацию перенесли на 9 августа, и фильм пролежал на полке более двух месяцев. Наконец автор впервые представил картину в Лондоне и в Париже в день коронации. Фильм был так удачен, что слухи о нем дошли до короля Эдуарда, и он захотел его увидеть. Жорж Мельес представил ленту лондонскому двору. В конце презентации король сказал: «Поздравляю вас, мсье Мельес! Какое чудесное изобретение синематограф! Знаете, я был болен, и церемония проходила сокращенной. А в вашем фильме она полная».

Наталья СЛОВАЕВА
Фото автора