вторник, 6 декабря 2011 г.

В присутствии Марины Абрамович


Бывают женщины красивые. Бывают умные. А бывают фантастические. Именно это определение больше всего подходит Марине Абрамович, культовой югославской художнице, новатору в жанре перфоманса, создательнице искусства, которое физически и психологически становится испытанием как для нее самой, так и для ее зрителя. К исследованию границ творчества и собственного «я» мы приступили в Центре современной культуры «Гараж» (Москва), где состоялась выставка «В присутствии художника» – крупнейшая ретроспектива работ Марины.

От тела к делу
Выставка в «Гараже», включающая около пятидесяти работ созданных на протяжении четырех десятилетий (аудиофрагменты, видеоработы, инсталляции, фотографии, сольные и групповые перформансы) дает достаточно полное представление о творчестве Марины и делится на три логических блока. Первый посвящен раннему периоду творчества художника в Белграде (1969–1975), во втором разделе выставки экспонируются совместные работы Абрамович и ее спутника художника Улая, третья часть выставки посвящена персональным работам Абрамович, приходящимся на период 1995–2005 годов. Также есть последние работы Абрамович, созданные в Нью-Йорке.
Выставку современного искусства трудно представить без куратора. Куратором выставки «В присутствии художника» стал Клаус Бизенбах – директор центра MoMA PS1 и старший куратор специальных проектов Музея современного искусства Нью-Йорка (MoMA). В качестве старшего куратора отдела Бизенбах реализовал ряд новаторских проектов, в том числе запустил цикл выставок, посвященных искусству перформанса, серию регулярных семинаров для художников и кураторов, а также пополнил коллекцию музея новыми важными произведениями медиаискусства.
Несколько знаковых произведений художницы в течение всей работы выставки исполняли отобранные Мариной Абрамович в России молодые люди – «реперформансисты». А некоторые экспонаты можно было не только увидеть,  но и испытать на себе. Так, например, все желающие могли по лестнице забраться на своеобразную металлическую конструкцию и, улегшись на нее, почувствовать энергетические токи из космоса. По словам смотрительницы, далеко не все посетители шли на этот рискованный шаг, но те же, кто решался, были вознаграждены – не знаю, как насчет токов, но сама необычность ситуации позволила испытать довольно интересные ощущения.
Переходя из зала в зал, просматривая видеоработы и фотографии, мы все сильнее проникались обаянием и харизмой Марины Абрамович, становились частью ее мира. Мира, в котором переживания подлинны, чувства глубоки, а решительность необорима. В котором каждый художественный жест выглядит честно и четко, бескомпромиссно и бесповоротно.

Одержимая. Святая...
В одном из ранних перфомансов Марина Абрамович разместила на столе семьдесят два предмета, среди которых были ножницы и пистолет с одним патроном, и позволила зрителям использовать ее тело и выполнять с ним любые действия этими предметами. К концу перформанса вся ее одежда была искромсана, а тело порезано и разрисовано. В другом проекте Марина отправилась в путь по Великой Китайской стене, чтобы встретиться на ее середине со своим спутником жизни Улаем, и затем расстаться с ним навсегда. В третьем – отправила вместо себя на открытие своей выставки проститутку, а сама в это время на несколько часов заняла ее пост с равнодушным видом. Все, что она делала, было шоком. Но это было и посланием о чем-то очень важном, только искренность – никакого эпатажа. 

Марина Абрамович родилась в Югославии в 1946 году в семье героев войны, коммунистов и «карьеристов», как позже скажет художница, но воспитанием ее занималась глубоко верующая православная бабушка, на дух не переносящая коммунизм – так, уже в детстве в мире Марины было соединено несоединимое. В конце 1960-х начались ее эксперименты со звуком и пространством, а в 1970-х она стала использовать собственное тело как объект своих работ и мощное средство самовыражения. Началась серия продолжительных перформансов, многие из которых несли в себе протест против политического климата Югославии. Когда Абрамович было двадцать девять лет, она покинула Югославию и уехала из Белграда в Амстердам. Здесь она познакомилась с художником Улаем, совместная работа с которым продлилась двенадцать лет.
Слияние и противостояние мужского и женского начал, максимальная внутренняя цельность пары – этому и не только были посвящены их работы. Так, например, в перфомансе «Вдох/Выдох» 1977 года они дышат друг другу рот в рот, обмениваясь одним и тем же воздухом, пока не теряют сознание от кислородного голодания. А в перфомансе «Энергия покоя» 1980 года ключевым становится вопрос доверия: Улай целится в сердце Марины отравленной стрелой натянутого лука, и оба они удерживают равновесие стрелы весом своих тел. Напряжение усиливается за счет все ускоряющегося звука биения их сердец, который слышен зрителям благодаря подсоединенным к художникам мониторам.
 В 1990-е годы, во время конфликтов на Балканах, Марина Абрамович сделала несколько персональных работ, в которых по-новому осмыслялся культурный опыт свой собственный и своей страны. В 2000-х годах, поселившись в Нью-Йорке, Марина занялась исследованием возможности повторных перформансов как способа показа и сохранения этого вида искусства, она повторяла свои ранние работы и перформансы других художников. Кроме того, в это время был создан и ряд оригинальных работ, например, перфоманс «В присутствии художника» (2010 год) заключался в том, что Марина просто сидела за столом, и любой желающий из зрителей мог сесть напротив и смотреть ей в глаза сколь угодно долго.
В этом году Марина приняла участие в опере «Жизнь и смерть Марины Абрамович» со сценой собственных похорон, поставленной по мотивам ее биографии Робертом Уилсоном с участием Уиллема Дефо в рамках Манчестерского международного фестиваля.

Лицом к обнаженной
С самого начала карьеры в Белграде в 1970-е главным объектом перформансов Абрамович было ее собственное тело. Стремясь изучить его границы и возможности, она переносила боль, усталость и опасности в поисках эмоционального и духовного преображения – как-то даже вырезала бритвой звезду у себя на теле и лежала на льду с кровоточащей раной. «Тело – это материал, а перфоманс – это способ сказать что-то», – утверждала художница. Зачем были нужны такие радикальные меры? Боль, сильные чувства меняют сознание, считает Марина, – чтобы освободиться от своих переживаний, страхов и комплексов, необходимо смело посмотреть им в лицо.
Главный из страхов – конечно, страх смерти, и его преодолению посвящен основанный на тибетских буддийских практиках перформанс «Обнаженная со скелетом» (2002–2005/2010), во время которого Марина «оживляет» лежащий на ней скелет, своим дыханием заставляя его двигаться. Именно обнаженное женское тело в форме звезды воплощает, как считает Марина, такие категории как страдание, одиночество и духовные поиски. Это отчетливо просматривается в перфомансе «Свечение» (1997/2010), который представляет собой как бы парящую на высоте двух метров обнаженную женскую фигуру.
Илья Петровский в статье «Тело как искусство» отметил, что искусство для Марины Абрамович – это особый ритуал, сродни религиозному, и с ним трудно не согласиться: «…не случайно подготовка к нему – даже более ответственный процесс для художницы, чем сам перформанс. Так, уже за несколько месяцев до перформанса «В присутствии художника» она погрузилась в медитацию для очищения сознания, стала вегетарианкой, делала физические упражнения, чтобы подготовить тело к неподвижному многочасовому сидению на публике. «Я ела определенные продукты, чтобы не ходить в туалет по семь часов, приучила себя спать небольшими отрезками времени по ночам. Это было очень трудное испытание: спать, просыпаться, пить, ходить в туалет, тренироваться, опять спать, опять просыпаться и так до бесконечности».
Особую роль во всем творчестве Марины Абрамович играет энергия, с ее помощью создается такое энергетическое поле, в котором зритель просто не может не быть «здесь и сейчас».










Motorama: между мужеством и иронией

В 2011-м году эта перспективная ростовская инди-поп группа выпустила сингл «One Moment», отыграла больше двадцати концертов в ходе европейского турне, вошла в лайнапы фестивалей Stereoleto (Санкт-Петербург), Exit (Сербия), Пикник «Афиши» и Strelka Sound (Москва). В творчестве музыкантов сквозь камерный монохромный саунд, холодный вокал, механические ритмы и мелодичные гитарные партии угадывается глубокое и честное содержание. Об этом и не только мы побеседовали с фронтменом motorama Владиславом Паршиным.

Фото из архива motorama