пятница, 6 апреля 2012 г.

Чудной театр Катерины Рындиной



«Все оно чужое, единственное имя свое», – пел первый русский панк Егор Летов. «Все, что у нас есть – это путь», – говорит режиссер частного театра «Человек в кубе» Катерина Рындина. На пути самого театра за три года его существования была и линия жизни в виде петли в безупречно эстетски выверенной черно-бело-алой постановке «Стихи…И», и фольклорно-балаганная стихия в «Птицыной сказке», и абсурдистский мир в постановке «За закрытыми дверями» по Жан-Полю Сартру, и не только это. Недавно театр предсавил новую постановку – спектакль «Чудная баба» по пьесе Нины Садур. Мы побеседовали с Катериной о неисповедимых путях независимого театра, протесте как жизненной позиции, всемирном заговоре и о новом театральном проекте-эксперименте с лаконичным и интригующим названием «О..»

Режиссер частного театра "Человек в кубе" Катерина Рындина
– Катерина, расскажи о своей интерпретации пьесы Нины Николаевны Садур.
«Чудная баба» – одна из самых удивительных пьес драматурга. Она состоит из двух частей, но у «Человека в кубе» две части слились воедино, почти все персонажи ушли, остались только Баба и Лидия Петровна, получился очень самобытный вариант. Сюжет довольно прост: советское время, группа людей, отправленных «на картошку», женщина отбилась от своей группы, заблудилась на поле, ищет товарищей, встречает бабу, якобы из «местных» и на первый взгляд сумасшедшую, но в итоге оказывается, что это ее собственная смерть. 
– «Человек в кубе» существует уже три года. Что изменилось в театре и в тебе за это время?
– Мы прошли большой путь, многое получилось, на мой взгляд. Сейчас у нас есть свое, пусть небольшое, помещение, где мы можем репетировать и показывать маленькие, камерные проекты. Мы наконец-то полностью определились с нашим составом, так бывает в любом коллективе – все лишнее отсеялось, все необходимое появилось. Как мне кажется, наш уровень повысился, мы постоянно работаем, занимаемся саморазвитием, тренингами и тому подобным. В этом году, надеюсь, поедем на фестиваль, заявки на несколько крупных фестивалей уже отправили, ждем ответа. Во мне также изменилось многое: я, как минимум, стала старше, появились какие-то новые понимания, ощущения, темы, которые больше всего меня волнуют, и которые я пытаюсь раскрыть из постановки в постановку, так называемая сверхсверхзадача.
Сцена из спектакля "Чудная баба"
Трудно ли выжить независимому театру сегодня?
Конечно, выжить трудно, не только независимому театру, а вообще театру. Но независимому выжить намного сложнее. Нет финансирования – это основная проблема, все, что нам нужно, мы должны заработать сами, можно сказать, добыть. Мы зависим от экономической ситуации в стране, как и все, кто живет в России. Экономическая ситуация ухудшается, соответственно зритель думает, тратить ли ему деньги на досуг или нет. Тем не менее, в современных условиях независимый частный театр может существовать, и тому есть масса подтверждений, не ростовского происхождения, конечно. Замечу, что даже в самых далеких и, казалось бы, промышленных городах театральная жизнь куда интересней, чем у нас в городе. И независимых театров как минимум два-три.
По твоему мнению, какие пьесы и какой театр сегодня востребованы? А какие необходимы?
– Вопрос не совсем, наверно, правильный: востребованы где? Как мне кажется, с театром вообще тяжело сейчас, ведь школа, которая была, постепенно уходит, а нового ничего нет. К чему это ведет? К тому, что появляются люди без традиций, без знаний, без внутритеатральной крови. Это как воспитание, как вкус, либо есть, либо нет. Театр стремится вслед за зрителем, осваивает новые технологии, предлагает что-то совсем непонятное, стремительное, порой забывая о своем предназначении – образовательной и воспитательной функциях (помимо развлекательной). Но театр – это также и отражение жизни, поэтому общий раздрай, потеря основной цели, идеи, наверное, вполне объяснимы в свете происходящего в стране. Пьес хороших, сильных, актуальных очень мало. Новые драматурги, взяли, на мой взгляд, самое ужасное из «сегодня». Все, как всегда, уперлось в «чернуху», гадость и пошлость – этого точно не нужно театру. Есть масса классических произведений, актуальных сегодня и интересных для современного зрителя. Возможно, появятся интересные сильные драматурги, вместе с которыми качественно и театр изменится, сейчас это, в общем, возможно.
А что скажешь о ситуации с театрами в Ростове? Есть ли какой-то интересный театральный опыт в России или за рубежом, который хотелось бы перенять?
– В Ростове, как всегда, с театрами грустно, однообразно и убого. Это касается и государственных театров. В стране есть интересные примеры, например, театр Н.Коляды или театр «Королевский жираф» — они, правда, не из России, но русские. Перенять хотелось бы разве что какие-то административные способности некоторых людей, руководителей театров: находить, добывать что-то нужное для своего коллектива.
Сейчас востребованы альтернативные формы театральной деятельности: читки, эскизы. Насколько они самостоятельны? Или же все-таки это творческая лаборатория?
Когда появились подобные театральные опыты, это было очень востребовано, хорошо и ново, я имею в виду первое появление этих экспериментов. Но надо понимать, что это прежде всего относится к театральной лаборатории, и хоть сейчас и хотят сделать это «новым веянием» или «жанром», это не самостоятельный вид. Нужно это доносить до людей, потому что, к сожалению, малообразованные зрители начинают думать, что «читка» – это и есть театр, это и есть спектакль. Мы сами столкнулись с этим: на прогоне на одной из съемных площадок, нам сказали: «А что, в спектакле бывает музыка?» Мы сначала опешили, но потом поняли, что на этой площадке проходили «читки».
На каких принципах строится театр «Человек в кубе»?
Наши принципы очень просты, мы стремимся к поддержанию русских театральных традиций, даже все наши эксперименты, по нашему мнению, остаются в классических традициях русской школы. Мы хотим достичь полного отражения/растворения нашего «сегодня» в действии, стремимся к стопроцентному воздействию на зрителя на эмоциональном уровне. Мы хотим доносить прекрасное, важное, вечное до наших зрителей, давать пищу для размышлений.
– Ты могла бы как-то сформулировать message своего творчества? Что ты хочешь сказать людям?
– Я хочу рассказать о каких-то деталях, о пристальном взгляде, об ощущениях, о том, что есть и другой взгляд, не привычный. Что есть другая сторона, что все мы живем своими мирами, которые никогда, возможно, не пересекутся, даже у самых, казалось бы, близких людей, о том, что не нужно бояться на первый взгляд страшных вещей, привычно страшных, о том, что все, что у нас есть – это путь. Дорога.

– Ты работаешь в основном с женщинами и многие твои спектакли о женской душе. Что тебя привлекает в женском начале как таковом?
– Не знаю почему, но так сложилось, что да, в основном работаю с женщинами, и показывать, рассказывать о женском взгляде мне крайне интересно. Очень много мужского в искусстве и не так много женского. А бывают ведь крайне любопытные события, которые мы знаем только со стороны мужского восприятия, интересно перерабатывать, фантазировать, смотреть на это с женской стороны.
– Сейчас быть в оппозиции и протестовать модно. Как ты относишься к активизации социального в людях, интересуешься ли политикой?
– Как любой нормальный человек, переживающий за то место, где он живет, я интересуюсь политикой, но в очень разумных пределах. Как таковая политика меня мало захватывает, потому что я больше верю в теории, подобные теории Ги Дебора о том, что существует всемирный заговор, разобраться в котором нет никакой возможности. Собственно, мы все играем в игры – кто-то в большие, кто-то в не очень, но это игры, и главного – того, кто все знает, мы не увидим. Социальное в людях – это хорошо, но в нашей стране, мне кажется, это все бесполезно. Печально, конечно, это признавать, но это так. А в остальном, то, что я делаю, так или иначе, является протестом, не всегда политическим.
– Поделись творческими планами.
Сейчас у нас стартует интересный проект, о нем еще нигде нет информации. Это будет уникальный театральный проект-эксперимент. В рамках спектакля под названием «О..» выйдут четыре постановки, посвященные четырем известнейшим писателям это Мольер, Пушкин, Гоголь и Кэрол. Зрители станут участниками действия, вместе с актерами, погрузятся в удивительный мир, внутренний мир наших героев. Мы представим свое виденье жизней и творческих дорог этих людей. Это будет действительно необычно и интересно. Ну и, конечно, совсем скоро мы порадуем зрителей новой постановкой в рамках музыкального проекта «Карамазовы».
Наталья СЛОВАЕВА
Фото из архива театра «Человек в кубе»

.

6 комментариев:

  1. Какой идиот придумал писать черным по розовому. Текст очень интересный, а так бы и не дочитал до конца...Пришлось глаза ломать.

    ОтветитьУдалить
  2. моргай и двигайся: непрерывно и автоматически: http://stamina.ru/eyes.htm

    ОтветитьУдалить
  3. перым русским панком официально был Свин (Андрей Панов), гр Автоматические удовлетворители

    ОтветитьУдалить
  4. maldoror, однозначно, согласна, что-то я погорячилась. некоторые даже вообще Егора панком не называют. ясно, что все эти классификации ничего не стоят, но все-таки, ты его считаешь панком и вообще, как бы наиболее емко и кратко определил?

    ОтветитьУдалить