пятница, 10 июня 2011 г.

Синемагия Жоржа Мельеса

Стоящий у истоков кинематографа, Жорж Мельес был одновременно автором и режиссером, художником и актером, механиком и сценаристом, хореографом, декоратором и прокатчиком своих выразительных картин. Его считают не только изобретателем первых трюковых эффектов в кино, но и родоначальником многих кинематографических жанров. Именно у Мельеса кинематограф впервые стал игровым и зрелищным. Потомки этого выдающегося человека, мага и мечтателя, посетили Ростов-на-Дону с киноконцертом.


«Человек-оркестр»
До того, как начать заниматься кино, Жорж Мельес двадцать лет был профессиональным фокусником. А потом, побывав на первом показе братьев Люмьер в Париже в 1895 году, был настолько впечатлен, что попытался выкупить у них киноаппарат. Люмьер отказали, не пожелав делиться с кем-то выручкой от своего изобретения, но Мельес проявил упорство и достал съемочную камеру в Англии.
За шестнадцать лет своей деятельности Жорж Мельес снял пятьсот двадцать фильмов. Некоторые открытия этот Петр Первый от кино сделал по закону случайности. Так, однажды во время съемок уличной сценки в Париже он нашел свой первый трюк: «Однажды, когда я снимал площадь Оперы, задержка в аппарате (весьма примитивном, в котором пленка часто рвалась или зацеплялась и застревала) произвела неожиданный эффект. Понадобилась минута, чтобы освободить пленку и вновь пустить в ход аппарат. За эту минуту прохожие, экипажи, омнибусы изменили свои места. Когда я стал проецировать ленту, в том месте, где произошел разрыв, я увидел, как омнибус Мадлен- Бастилия превратился в похоронные дроги, а мужчины — в женщин... Два дня спустя я уже снимал первые превращения мужчин в женщин и внезапные исчезновения, имевшие громадный успех». Помимо «стоп-камеры», Мельесом были открыты замедленная и ускоренная съемки, затемнения и наплывы, съемки на черном бархате и другие приемы.
Жорж Мельес. 1861 - 1938
В 1897 году маэстро построил на своей вилле в парижском предместье Монтрэ первую в мире киностудию, и вскоре она стала приносить ему огромный доход. В 1902 году вышел один из самых популярных его фильмов – «Путешествие на луну». Этот первый в мире научно-фантастический фильм, сочетающий причудливые эффекты и кинотрюки, сегодня признан ЮНЕСКО общечеловеческим достоянием.
Мельес был необычайно популярен – его ленты демонстрировались одновременно на экранах двух крупных театров Парижа: «Фоли-Бержер» и «Шатле». Однако слава, как известно, переменчива. Кинематограф выходил за рамки отснятого на пленку театра, режиссеры все чаще снимали на натуре, Мельес же продолжал работать в студии, и интерес к нему стал затухать. Великий кинематографист обанкротился.
В 1925 году киновед Жорж Садуль заметил в зале вокзала Монпарнас небольшой киоск, в котором продавались детские игрушки. По его воспоминаниям, продавец этого киоска, приветливо улыбавшийся человек с живыми глазами и бородкой клинышком, почти никогда не расставался с пальто и шляпой, боясь сквозняков. Этим продавцом оловянных солдатиков и дешевых леденцов был всеми забытый Жорж Мельес.
Но все же судьба была не так жестока к Мельесу, как могла бы. Редактор еженедельника «Сине-журналь» Леон Дрюо в 1928 году случайно открыл имя этого торговца. Его наградили орденом Почетного легиона, назначили скромную пенсию, и с 1932 года он жил в доме для престарелых членов общества взаимопомощи киноработников в Орли. А киноведы стали делить историю кино на два потока – от Люмьера и от Мельеса.
Потомки Жоржа Мельеса на пресс-конференции в Ростове-на-Дону. В центре - переводчик АльянсФрансез Наталья Павловская
«Фишки» Мельеса
В южную столицу приехали правнучка Жоржа Мельеса Мари-Элен Леэриссэй, «актриса тени», как она себя называет, и его праправнук Лоранс Леэриссэй, музыкант. Киноконцерт с их участием прошел в кинотеатре «Киномакс Дон» при поддержке языкового и культурного центра «АльянсФрансез». Мари-Элен рассказала ростовчанам о том, как после начала Первой мировой войны ее знаменитому родичу было негде хранить негативы, и он их сжег. После Второй мировой войны семья стала разыскивать негативы в частных коллекциях по всему миру. Поиски продолжаются по сей день, а из найденных работ были сформированы киноконцерты.

В Ростове гости из Франции показали шестую программу, которая называется «Классика №6». Программа включает шестнадцать фильмов, в том числе три цветных, раскрашенных вручную, кадр за кадром. Всего программ также порядка шестнадцати. Гастрольный график Мари-Элен и Лоранса очень плотный – после российского тура они отправляются на международный фестиваль кино в Одессе, а затем на кинофестиваль «Полнолуние» во Франции. Уже запланированы поездки в Ригу, Македонию, Сингапур, Минск, на Тайвань, в США.
Правнучка Жоржа Мельеса Мари-Элен Леэриссэй
Мы расспросили Мари-Элен о Жорже Мельесе и о ней самой.
– Каким человеком был Жорж Мельес по воспоминаниям близких?
– Помимо кино, в его жизни было две страсти: первая – рисование, и вторая – фокусы. Они имеют прямое отношение к трюкам, которые мы видим на экране. Конечно, у прадеда были свои фишки, как сейчас модно говорить. Жорж Мельес был очень пунктуальным человеком, всегда приходил вовремя, и по свидетельствам тех, кто его знал, был очень веселого нрава, всегда был активно чем-то занят. Но он также мог и разозлиться, и рассказывают, что у него было два сорта злости: белая и красная. Красная – это так, когда он просто сердился, а когда прадед «белел» от гнева, это было страшно.
– Расскажите о себе.
– Когда мне было двадцать лет, мой дед заставил меня выучить все тексты фильмов прадеда. Так я стала «актрисой тени», участвуя, но всегда оставаясь за кадром. Мне много раз предлагали сниматься в кино, но я отказывалась – меня больше интересовала техника, монтаж, то, как делают фильм.
– Каковы ваши предпочтения в современном кинематографе?
– Мы много путешествуем с тех пор, как создали этот киноконцерт, и, к сожалению, у меня сейчас не так много времени, чтобы ходить в кино. А вообще я фан большой классики, мой любимый режиссер Роман Полански. Среди великих звезд кино я люблю Симону Синьоре, люблю всех актеров, которые играли у Полански.
– Иметь в предках такого великого человека, как ваш прадед, это тяжело?
– Да, иногда это тяжелая ноша, груз. Представлять кого-то в течение всей своей жизни достаточно сложно. Лучшее, что можно сделать, – это говорить о его работах, показывать его работы, чем мы и занимаемся. Если бы у меня был замок, я бы показывала замок. Но у меня есть эта бесценная коллекция, и я показываю ее.


Мануфактура кино, а не киноиндустрия
Более ста лет мы мечтаем, сидя в темном кинозале… и Мари-Элен, сравнившая кино времен своего прадеда с мануфактурой, когда один человек делал все подручными средствами, просит поприветствовать аплодисментами всех операторов и киномехаников, которые помогают нам мечтать. Во времена Мельеса, напоминает мадам Леэриссэй, аппарат оператора стоял посреди зала, у него была ручка, ее крутили, и он очень шумел, а потому во Франции его называли кофемолкой. Был тапер, который сопровождал картинку звуком, играл на фортепиано. Иногда это был оркестр. А сегодня нам посчастливилось видеть в качестве тапера Лоранса, работающего в таких стилях, как джаз, классика и шансон. Чтоб сопровождать фильмы, он использует весь свой опыт музыканта, но это всякий раз импровизация. На заре кинематографа в зале был еще один человек, зазывала, приглашающий публику и комментирующий ленты, роль которого взяла на себя Мари-Элен.
Праправнук Жоржа Мельеса Лоранс Леэриссэй
Показ начинается картиной «Меломан» 1903 года, этим своеобразным взглядом на Англию. А вот «Живые карты», фильм, где режиссер играет роль фокусника. Вот первая в мире экранизация «Синей Бороды» с Мельесом в главной роли. А вот «Искушение святого Антония» 1898 года, фильм, запрещенный к показу в связи с фривольной трактовкой образа святого.
Знаменательная лента – «Коронация Эдуарда VII», фильм-реконструкция реальных событий. Королева Английская Виктория правила шестьдесят четыре года, и, конечно, коронация ее сына Эдуарда была значимым событием. Жорж Мельес просил разрешения снимать церемонию, но ему в этом было отказано. Да и в ту эпоху освещение в Вестминстерском соборе было недостаточным для съемки. За два месяца до коронации Жорж Мельес прибыл в Лондон, сделал наброски Вестминстерского собора, и расспросил организатора церемонии о деталях ее проведения. Вернувшись в свою студию в Монтрэ, этот настойчивый француз произвел реконструкцию всей церемонии будущей коронации. Церемония была назначена на 2 июня 1902 года, и фильм Мельеса был, конечно же, готов к этой дате. Однако коронацию перенесли на 9 августа, и фильм пролежал на полке более двух месяцев. Наконец автор впервые представил картину в Лондоне и в Париже в день коронации. Фильм был так удачен, что слухи о нем дошли до короля Эдуарда, и он захотел его увидеть. Жорж Мельес представил ленту лондонскому двору. В конце презентации король сказал: «Поздравляю вас, мсье Мельес! Какое чудесное изобретение синематограф! Знаете, я был болен, и церемония проходила сокращенной. А в вашем фильме она полная».

Наталья СЛОВАЕВА
Фото автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий