пятница, 15 апреля 2011 г.

Немного солнца в холодной воде - Первая Открытая Городская Выставка Стихов


10 апреля 2011
Как известно, поэзия в Ростове началась с кафе «Подвал поэтов», в котором выступал Велимир Хлебников. Потом под патронажем объединения «Искусство или смерть» она впорхнула в открытый на месте кафе туалет на Газетном. Недавно  поэзия снова объявилась – на этот раз в более подходящем пространстве, на улице Пушкинской, около Публичной библиотеки – на Первой открытой городской выставке стихов. Не пахло ни смертью, ни туалетом –  пахло искусством.

В один весенний воскресный день, десятого апреля, бульвар превратился в открытую книгу, а прохожие – в читателей. Стихи, оформленные в рамы или как арт-объекты, были повсюду: посреди тротуара,  у бордюров, на газонах, на деревьях… Жуткий ветер трепал и пытался сдуть экспонаты, и все зрители и участники бросались их ловить. Мольберт, на котором стояла афиша мероприятия, пришлось укрепить найденными неподалеку кирпичами и литровым тетропаковским кефиром. Эта конструкция вызвала немалый интерес у гуляющих по улице детишек, они внимательно разглядывали ее, видимо, впервые открывая для себя сюрреализм.   
Идею выставки Тим Фей привез из Индии – там ему не хватало русской речи, хотелось, если не ее услышать, то хотя бы написать что-то на родном языке. Почему бы этому «что-то» не быть стихами? И почему бы этим стихам не красоваться на бульваре? Задумка показалась мне заманчивой, и мы решили организовать маленький городской праздник.
Выставка и в самом деле была открытой для всех желающих: можно было быть зрителем, можно – участником. Откликнулись такие интересные ростовские поэты, как Владимир Межера и Алексей Бородин, Надя Делаланд и Наталья Сухорукова (Каданская). Мы с Тимом также представили свои творенья, к выставке я приурочила и выход своего первого стихотворного сборника «Единица нерадивости».
Неожиданный участник проекта – медиахудожник Игорь Ваганов, чей длинный список талантов, похоже, пополнился еще одним. 
Игорь назвал свой экспонат «Pandora's box», только вместо несчастий в коробке, оклеенной вырезками из иностранной прессы, обрывками писем и телеграмм, были открытка под старину и трагическая ода любви. 
Все это украшала засушенная роза и конфеты на ниточках. На выставке одна гостья проголодалась и покусилась на вагановский экспонат в прямом и переносном смысле слова: попробовала оторвать и съесть конфету. 
Однако подсластить себе жизнь ей не удалось – «конфеты» были сделаны из фольги и завернуты в фантики из коллекции моего младшего брата. Пришлось довольствоваться духовной пищей.
Надя Делаланд сделала коллаж из разрезанного макета своей новой книги. На изысканном «полотне» Жени Жуковой стихи и рисунок дополняли друг друга так, что было непонятно: что же здесь главное.
Для оформления одного из своих стихотворений мне понадобился советский будильник. Оказалось, достать его не так просто: многие счастливые обладатели будильников успели выбросить их за ненадобностью. В поисках утраченного времени я обошла нескольких часовых дел мастеров, но счастье оказалось рядом, и самый-самый подходящий будильник мне подарили коллеги в редакции.
На выставке состоялась премьера стихотворения Алексея Бородина «Первые тридцать минут…». Это стихотворение и два других были оформлены как триптих, на картоне, а на оборотней стороне рисовалась стодолларовая купюра с портретом Джорджа Вашингтона и обрывок пачки «Беломора». Зеленый Вашингтон трепетал на ветру среди ветвей, как едва распустившийся весенний листок, чем-то напоминая знаменитое романтичное парение из фильма «Красота по-американски», только в ускоренном темпе.
Прекрасные верлибры Володи Межеры, похожего в капюшоне на космонавта (вероятно, в честь грядущего дня космонавтики) или вождя племени апачи, блистали строгостью в классических рамах.
Последовательным минималистом в плане оформления был и Тим Фей. Сам автор, как всегда экстравагантный, время от времени зазывал народ: «Свежие стихи! Подходите! Свежие стихи!» У Тима был момент, когда к его работе подошла бабушка и, несмотря на то, что текст был достаточно крупно распечатан, она не смогла его прочитать. Тогда Тим на ухо сам стал читать ей свое произведение, а она стояла и смотрела на «картину»… Такая вот аудиокнига.
Порадовало, что на выставку пришло много интересных и разных людей. Человек, рассматривающий с лупой арт-объекты, оказался поэтом Валерием Бутко. Свою книжку он подписал так: «От скромного солнечного гения». А потом начал сеять буквы на клумбе, которые проросли в целое предложение. Посетил нас и заозерщик Игорь Бондаревский, но его, кажется, все это не особо вдохновило. Были музыканты, правда, они пришли несколько позже и без инструментов.  
Проезжающую мимо милицию (или уж, простите, полицию?), стихотворчество, видимо, не очень заинтересовало, и потому «Апофеоз милицанера» Дмитрия Пригова вместе почитать не удалось.  Зато откуда-то возник человек в костюме Тигры и несколько смутился, когда его попросили пофотографироваться с арт-объектами. Запомнились две девочки-подружки, читающие стихи вслух и хором.
Туалетная тема, как ни крути, на выставке тоже присутствовала. На Пушкинской очень любят гулять с собаками, и я все время опасалась, что какой-нибудь пекинес справит нужду на один из «шедевров».  
Интересно было наблюдать за тем, как люди читают твои стихотворения. Обычно автор этого не видит. Максимум – получает комментарии. Так, Тим, будучи неузнанным, даже принял участие в обсуждении своих стихов.
Вряд ли пришедшие на выставку гости прочли все от корки до корки, от бордюра до бордюра. Но практически все испытали радость встречи, какое-то тепло совместности, причастности к общему делу.
Фото Игоря Ваганова
По соседству с нами была книга – монумент у Публички. Реальные страницы, распечатанные на копеечной бумаге, выглядели более жалкими в сравнении с ее габаритами, но, определенно, более живыми.
Коллаж Игоря Ваганова
Наталья СЛОВАЕВА
Фото Юлии АЛЕШИНОЙ

video


Комментариев нет:

Отправить комментарий